Главная » ЭКОНОМИКА » Индекс социальной справедливости в России оказался парадоксальным

Индекс социальной справедливости в России оказался парадоксальным

Призрак Октября

В 2017 году уровень социальной несправедливости в России снизился, впервые за 12 лет. Об этом стало известно 7 ноября. Когда же еще?! Неужели на рост справедливости повлияло 100-летие Октябрьской революции? А если нет, то что или, может быть, кто?

Фото: pkokprf.ru

Мы уже привыкли к тому, что измерить можно все. Даже справедливость. В «Центре развития» НИУ ВШЭ посчитали «коэффициент Джини». Соответствующая модель была опубликована итальянским статистиком и демографом Коррадо Джини задолго до цифровой революции — еще в 1912 году. Речь идет о статистическом показателе отклонения фактического распределения доходов от абсолютно равного их распределения между жителями страны. Чем значение коэффициента ближе к нулю, тем ближе абсолютное равенство в доходах. А чем ближе к единице, тем распределение доходов «несправедливее». В 2017 коэффициент Джини в России опустился до 0,410, ниже этого уровня он был только в 2005-м (0,409).

Кто-то, прочитав это, зевнет. Зря, это только присказка. Естественно, возникает вопрос: что же подвигло Россию к большей справедливости? Ответ лежит на поверхности. 2017 год — рекордсмен по снижению инфляции. Впервые за постсоветскую историю России темп роста цен опустился до 2,5%. Получается, что откровенно поносимая левыми политиками и экономистами за «либеральное вредительство» в виде недодачи кредитов «народному хозяйству» председатель ЦБ Эльвира Набиуллина добилась своим подавлением инфляции небывалого прогресса в деле повышения социальной справедливости в российском обществе.

Это стоит переварить. Смысл в том, что нормализация рыночных процессов, а снижение прежних инфляционных высот — это и есть нормализация, ведет к росту сбалансированности. А большая экономическая сбалансированность несет с собой, вопреки стереотипам распространенных ужастиков, и повышение социальной справедливости. Возможно, теперь противников политики ЦБ поубавится. Хотя кому и когда удавалось переубедить политиков…

Зато бесспорно, что впереди рост инфляции, уже потихоньку разводящей пары. Сегодняшнюю линию обороны ЦБ цены в 2019 году легко потеснят за счет роста НДС, неминуемого опережающего роста цен на бензин и эффекта слабеющего рубля. Так что миг большей социальной справедливости был мимолетен.

Возникает следующий вопрос. В чем же проявляется «социальность» (так по Конституции) российского государства, если мера социальной справедливости в нем определяется прежде всего динамикой роста цен? Остается констатировать, что ни социальный блок нашего правительства, возглавляемый вице-премьером Татьяной Голиковой, ни профсоюзы, работая в поте лица, по социальной результативности деятельности на своей поляне не могут, как выясняется, конкурировать с ЦБ, для которого социальная политика вовсе не приоритетна.

Есть еще один вопрос, который гораздо старше сегодняшних и завтрашних замеров коэффициента Джини. Звучит он так: а стоит ли вообще ставить во главу угла повышение социальной справедливости? Формулировка отдает человеконенавистничеством, но за ней скрывается извечная дилемма: на что тратить всегда ограниченные ресурсы — на первоочередные социальные программы, ориентированные на самых обездоленных, или на инвестиции в целях экономического роста?

Ответ на этот вопрос разделяет политиков на придерживающихся социал-демократических или либеральных ценностей. История знает успехи и провалы в проведении и той, и другой политики. Либералы клеймят социал-демократов за то, что их социальная помощь плодит паразитизм и не доходит, особенно в условиях наплыва мигрантов, до тех, кого могла бы поддержать в стремлении стать экономически самостоятельным. Социал-демократы клеймят либералов за то, что плодами их экономического роста пользуется узкая группа сверхбогатых. Для поддержки своих обвинений они могут использовать, в частности, доклад, подготовленный в декабре 2017 года под руководством французского экономиста Тома Пикетти, где делается сенсационный, хотя и не бесспорный вывод: даже развитые страны по масштабам социального неравенства скатились до уровня 1913 года.

Идеал, как всегда, недостижим. Все дело в том, как найти золотую середину. Пока Россия «нашла» ее в торможении экономического роста и в грядущем снижении и без того низкого уровня социальной справедливости. Печально.

Источник

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

Подписка прошла успешно!

Произошла ошибка при попытке отправить запрос. Попробуйте еще раз.

ФИНАНСЫ will use the information you provide on this form to be in touch with you and to provide updates and marketing.