Главная » ЭКОНОМИКА » Экономисты заговорили об окончании эпохи доллара: кто последует за Россией

Экономисты заговорили об окончании эпохи доллара: кто последует за Россией

Приведет ли закат американской валюты к расцвету рубля

«Дедолларизация», которую нынче затеяли в России, вызывает тревогу на родине «гринбэка». Некоторые американские экономисты говорят о начале конца глобальной власти доллара. И бьют тревогу, поскольку на мировой гегемонии американской валюты построена вся финансово-экономическая жизнь США, которая уже много десятилетий осуществляется в долг.

Когда-то давно, в эпоху катастрофического обесценивания российской валюты после краха СССР, ходил такой анекдот: «Каково соотношение доллара, фунта и рубля?» — «Доллар стоит фунт рублей». Это было время, когда ни один серьезный человек даже слышать не хотел о расчетах в «деревянных», а долларизация российского внутреннего рынка была подавляющей.

Времена меняются. «Деревянный» прошел множество испытаний, но оказался живучим — его не постигла участь зимбабвийского доллара, который стараниями Роберта Мугабе (бывшего революционера, превратившегося в пожизненного диктатора) перестал существовать в 2009 году. «Революционный» президент Мугабе, наступив на горло своей песне о свободе и независимости, перевел Зимбабве на империалистическую валюту — доллар США. Но даже это не спасло страну от экономического краха, а Мугабе — от ухода в отставку не по своей воле. После него на просторах африканской страны воцарился триумвират чужих валют — американского доллара, британского фунта и южноафриканского ранда. В общем, за свои товары и услуги все там требуют валюту. Как в России 90-х.

Для примера можно вспомнить еще такую валюту, как венесуэльский боливар (тоже «революционный»!), который обесценился ниже плинтуса. В пограничном с Венесуэлой колумбийском городе Кукута, как сообщает газета Miami Herald, можно купить у уличного торговца дамскую сумочку, сшитую из тысячи венесуэльских купюр, каждая достоинством в сто тысяч боливаров. Если бы продавец сумочки отнес эту кучу денег в обменный пункт, ему дали бы эквивалент 17 центов США. А так он просит за свое оригинальное изделие аж 13 долларов!

Ловушка взаимных расчетов

Рубль на этом фоне — просто молодец. Конечно, он стоит сегодня уже не 28 рублей, как в 2008 году, а в два с лишним раза больше, но даже нынешний курс вполне вписывается в рамки здравого смысла. Понятно, что рядовым гражданам больше нравится вариант десятилетней давности, но могло бы быть и хуже — как в России 90-х или как в Зимбабве и Венесуэле. А правительству РФ в отличие от населения дешевый рубль вообще в кайф — бюджет-то верстается в рублях, а доходы от нефти и газа приходят в долларах. В свете этого обстоятельства как-то не очень верится, что кабинет министров и Банк России по своей воле разработали план дедолларизации — видимо, им сверху сделали предложение, от которого нельзя отказаться.

Правда, преподносится этот план (который официально не обнародован, поскольку спрятан за грифом «ДСП») как страховка против гипотетического «долларового голодания», которому может подвергнуть матушку-Россию злокозненный Вашингтон. Первый вице-премьер Антон Силуанов рассказал, что на случай «катастрофического сценария» (если будут введены санкции США против российских госбанков), во-первых, есть загашник — международные (золотовалютные) резервы ЦБ в размере $460 млрд, а во-вторых, «будем рассчитываться, предлагать нашим партнерам в рублях… и в других валютах — евро, юанях».

Предлагать-то, конечно, можно, но будет ли отклик на эти предложения? Пока даже в рамках Евразийского экономического союза (ЕАЭС) ближайшие вроде бы союзники нашей страны из ближнего зарубежья не горят желанием вести расчеты в рублях. Китай, конечно, может поиграть с Россией в рубли-юани, однако беспристрастные цифры свидетельствуют: Америка для китайцев во много раз важнее России. Товарооборот КНР с США по итогам 2017 года составил около $600 млрд, а с Россией — $84 млрд.

Но главное даже не это. За многие десятилетия глобального владычества доллара американская финансовая система сделала весь мир своими кредиторами или должниками. И не надо думать, что США сильно зависят от крупных кредиторов — таких как Китай и Япония: у каждой из этих стран портфель американских долговых обязательств превышает триллион долларов, а при таких масштабах кредитор в не меньшей степени зависит от должника. И российская долговая «дедолларизация» (РФ в марте—мае этого года сократила свой портфель казначейских обязательств США на 84%, с $96,1 млрд до $14,9 млрд) не влияет на глобальную долларовую ситуацию: в августе этого года у зарубежных кредиторов было на руках американских долговых обязательств на сумму почти $6,3 трлн. Например, у Швейцарии, не самой большой страны, — около $232 млрд, у крохотного Люксембурга — $224 млрд, у Бразилии (между прочим, партнера России по БРИКС) — почти $318 млрд.

Кстати о БРИКС: пока все проекты ухода от доллара в рамках этого, достаточно аморфного объединения развивающихся экономик (Бразилия, Россия, Индия, Китай, ЮАР) дальше разговоров не идут. Пока объемы сделок в масштабах БРИКС и ЕАЭС мизерны по сравнению с оборотами, завязанными на доллар. А расходы на организацию взаиморасчетов в собственных валютах значительно превышают потери на конвертацию в доллары и обратно.

Наконец, нефтегазовые контракты, заключенные на годы вперед, — это миллиарды долларов. Что делать с ними — требовать вместо долларов рубли? И что потом? Отказаться от всего импорта, оплачиваемого в твердой западной валюте, и влить дополнительные триллионы рублей во внутренний рынок? Вот тут-то и наступит гиперинфляция — как в начале 90-х.

Всем миром против бакса

И все же многие западные специалисты в области международных финансов считают, что избавление России и других стран от долларового диктата — лишь вопрос времени. Вот мнение на этот счет Гэла Лафта, старшего консультанта Совета по энергетической безопасности США: «Сегодня Соединенные Штаты ведут экономическую войну против одной десятой всех государств мира, общее население которых составляет около 2 млрд человек, а совокупный ВВП — более $15 трлн». В их числе он называет Россию, Иран, Кубу, Северную Корею, Китай, Пакистан и Турцию, которые находятся либо под прямыми санкциями Вашингтона, либо под какими-то штрафными экономическими мерами. Помимо этого у минфина США есть черный список лиц (в нем — тысячи имен), которые фактически отключены от мировой финансовой системы, где доминируют США. «Многие из этих лиц входят в руководство своих стран или тесно с ним связаны», — указывает эксперт.

Глобальное лидерство США, продолжает Гэл Лафт, стало возможным не только благодаря военной мощи Америки и ее сети альянсов, но и вследствие того, что она контролирует весь «трубопровод» глобальных финансов, и в особенности благодаря тому, что доллар имеет широкое признание в качестве мировой резервной валюты. «Любая транзакция, совершаемая в долларах США или с использованием какого-либо американского банка, автоматически ставит торговых партнеров, совершающих транзакцию, под юрисдикцию США», — пишет автор.

А далее он рассуждает о том, что страны и индивидуумы, попавшие под колесницу американского «правдолюбия», в последнее время интенсивно занимаются поисками обходных путей, позволяющих создать параллельную финансовую систему, не зависящую от прихотей Вашингтона. «Если им это удастся, статус Америки на мировой арене радикальным образом изменится», — считает Лафт.

Он рассказывает о попытках России и Китая создать альтернативу платежной системе SWIFT и убедить своих торговых партнеров перейти на взаиморасчеты в национальных валютах. Страны БРИКС хотят избавиться от доллара посредством расширения своего альянса — в БРИКС-плюс уже приглашены Аргентина, Турция, Египет, Индонезия, Ямайка.

Главный фронт битвы против «зеленого» — международный товарно-сырьевой рынок. Начиная с 1973 года, когда Ричард Никсон избавил доллар США от золотого стандарта и убедил страны ОПЕК продавать нефть только за доллары, вся глобальная торговля «черным золотом» идет в американской валюте. Вслед за нефтью перешло на доллары и все остальное сырье — уголь, металлы и прочее. «Эта система хорошо послужила Америке, — указывает Лафт. — Она создала постоянно растущий спрос на «гринбэк», что позволило сменяющим друг друга правительствам США свободно увеличивать свой бюджетный дефицит».

Но этой идиллии приходит конец, подчеркивает аналитик: «Когда Китай покупает нефть у Анголы, газ у России, уголь у Монголии или соевые бобы у Бразилии, то он предпочитает рассчитываться в своей валюте, избегая тем самым обменных поборов на обоих концах совершаемой сделки. И это уже начинает происходить». А если «дедолларизация» произойдет в товарно-сырьевой сфере, то дальше случится эффект домино — доллар утратит свое доминирующее положение во всех других отраслях мировой экономики.

Наконец, гегемонии доллара угрожает — хотя многим пока трудно в это поверить — криптовалюта, блокчейновые технологии. Над запуском своего «крипторубля» думает Банк России, страны БРИКС обсуждают перспективы своей цифровой валюты, Венесуэла пытается вылезти из кризиса с помощью криптовалюты «Petro». И это явно не конец, а только начало большого пути «виртуальных» денег.

Рецессия на пороге

Американские экономисты видят приближение конца долларовой гегемонии. Мало кто из них сомневается и в том, что недалеко и до следующей рецессии. Девять лет беспрерывного роста ВВП США и неубиваемый вопреки любому негативу биржевой оптимизм специалисты считают не проявлением экономического здоровья Америки, а мыльным пузырем, который вот-вот должен лопнуть. Рядом с ним надувается другой опасный пузырь — государственный долг США, который уже достиг $21 трлн и продолжает расти — на триллион каждый год. Если американская экономика покатится под горку, держатели долговых обязательств США могут начать быстро избавляться от них, а это усилит спад.

Деловой еженедельник Investor's Business Daily отмечает, что в третьем квартале 2018-го объем экспорта США сократился на 7% — благодаря торговым войнам, развязанным президентом Дональдом Трампом, которые якобы «легко выигрывать». Американский ВВП в третьем квартале вырос на 3,5%, что является замедлением по сравнению со вторым кварталом (4,2%). До 5%, которые сулил Трамп, пока далеко — скорее, как предрекает Market Watch, произойдет возврат к анемичному росту ВВП по 2% в год.

Не происходит и обещанного нынешним главой Белого дома быстрого возврата корпорациями в Америку «триллионов долларов, припаркованных в других странах». Компании терпят убытки в результате ответных мер, принимаемых против США в ответ на трамповские заградительные пошлины, введенные против Китая и других стран. Они не спешат перебазировать все деньги в США и там вкладывать их в развитие производства — темп роста бизнес-инвестиций сократился с 8,5% во втором квартале до 0,8% в третьем.

Да, пока в американской экономике на поверхности все очень неплохо, но эксперты в любой момент ждут перехода к падению. Наверное, поэтому опросы аналитиков показывают, что они не верят в реальность намерения Федеральной резервной системы (центробанка) США повышать учетную ставку по три-четыре раза в году. И дело не в том, что на главу ФРС Джерома Пауэлла нападает Трамп, желающий разогреть экономику с помощью «легких денег», которые дают низкие учетные ставки. Дело в другом: эксперты ожидают замедления экономики США.

В журнале Forbes Джон Молдин, автор ряда популярных книг о международных финансовых проблемах, пишет о трамповской торговой войне и ее последствиях: «Трамп играет в очень опасную игру в долгосрочной перспективе. Международная торговля подобна водопроводу — товары и деньги продвигаются по трубам, у которых есть своя пропускная способность… Импортируя товары из Китая, мы экспортируем в Китай доллары. Мы можем это делать, потому что наша валюта для всех приемлема. Сокращение импорта означает, что мы экспортируем меньше долларов. А это подрывает наше доминирующее положение».

Валютный эксперт Таггарт Мэрфи так объясняет вред, причиняемый американскими торговыми войнами: «Доллар сейчас настолько утвердился в качестве общемировой валюты, что если вы захотели бы положить этому конец (и тем самым лишить США возможности занимать сколько угодно денег)… вам следовало бы начать с того, что делает Трамп: перессориться со всеми союзниками, раздуть дефицит госбюджета без всякой на то необходимости — когда выздоровление экономики находится на своем пике, — наплевать на всякую финансовую ответственность, грозить санкциями всем без разбора… ставить палки в колеса международной торговли, и при этом чтобы никто не понимал, чего вы добиваетесь для страны Америки, которая структурно потребляет больше, чем производит, и в силу этого просто обязана жить с дефицитом внешнеторгового баланса и госбюджета».

Для России все, что делает Трамп — включая санкции и торговые войны, — сулит мало хорошего (ох, зря некоторые политики в Москве радовались его избранию!). Американский банк Morgan Stanley видит возможность рецессии в России в случае введения Вашингтоном дополнительных санкций. Ну а рецессия в России как следствие рецессии в мире — еще более реальная перспектива: экономический спад означает снижение спроса на энергоносители: главные наполнители российского бюджета.

Впрочем, паниковать россиянам не стоит. Недавно рейтинговое агентство Moody's подтвердило, что финансовая система России достаточно крепка, чтобы выдержать воздействие новых американских санкций. Всемирный банк предсказывает России пусть умеренный, но все-таки рост ВВП в ближайшие три года. Конечно, рубль, как и другие валюты развивающихся стран, будет под давлением, но ничего драматического прогнозы пока ему не сулят. Драмы можно ждать, только если весь мир захлестнет волна новой обширной рецессии.

Источник

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

Подписка прошла успешно!

Произошла ошибка при попытке отправить запрос. Попробуйте еще раз.

ФИНАНСЫ will use the information you provide on this form to be in touch with you and to provide updates and marketing.