Главная » ИНВЕСТИЦИИ » Жизнь по наклонной: когда рубль перестанет слабеть

Жизнь по наклонной: когда рубль перестанет слабеть

Фото Andrey Rudakov / Bloomberg via Getty Images

Курс в 72-74 рубля за доллар начнет стимулировать рост экономики и ослабит негативное влияние санкций, но не остановит отток капитала в случае новых потрясений на глобальных рынках

Бунт рубля прекратился? Или впереди нас ждут новые взрывные подвижки в курсе российской валюты? Где он остановится — на отметке 70 рублей за доллар? Или даже 80 рублей за доллар? Этого никто не знает.

Рубль — зависимая от сырья валюта. Мы все уверены только в двух вещах. Во-первых, рубль будет слабеть на длинной дорожке. Во-вторых, он будет снижаться разовыми, стремительными движениями, шарахаясь от всего на свете. Застынет, переведет дух, может быть, отскочит — и опять двинется вниз.

Болезнь экономики

Почему так происходит? Дело в том, что в основе рубля лежит слабая экономика: она либо падает, либо растет со скоростью 1,5-1,7% в год. И это происходит даже в тех случаях, когда цены на нефть и газ взметнулись вверх. Среднемировые темпы роста ВВП в реальном выражении в 2018 году составили 3,9%. Прогноз по США — 2,9%. Каждый год Россия теряет свой кусок в мировом пироге.

Это экономика с высокой инфляцией. Удивляет? Вам говорят обратное? Рост цен производителей промышленных товаров в июнь 2018 года составил 16,1% по сравнению с июнем 2017 года. В прошлом году цены производителей промтоваров выросли на 7,6% в годовом исчислении.

Мы входим в 25% стран мира с самым высоким процентом по кредитам. Стоимость заемных денег в 8-9% годовых и выше — не самый лучший способ стабилизировать национальную валюту. Это закладывается в рост цен и притягивает в Россию «горячие деньги» всего мира.

Высокая инфляция и заоблачный процент годами создавали в России гигантский (один из самых больших в мире) разрыв между номинальным и реальным эффективными курсами рубля.

Реальный курс рубля — это тот уровень, каким он должен быть с учетом инфляции. Рубль годами переоценен и слишком тяжел. 65-66 рублей за доллар — это как раз тот курс, который соответствовал ожиданиям, когда рубль был отогнан на уровень 56-57 рублей за доллар. Тогда было ясно, что произойдет новое резкое движение рубля вниз. Причем при первом же возможном поводе.

Так и случилось. С конца января рубль упал примерно на 20%.

А вот при отметке 72-74 рубля за доллар курс рубля начнет стимулировать рост экономики. Будет помогать экспорту, вставать барьером перед импортом, перед вывозом капиталов, содействовать переносу производств в Россию и облегчать санкции. И, может быть, тогда Россию, как Китай и Европейский союз, обвинят в манипулировании курсом своей валюты. Абсолютное большинство случаев сверхбыстрого роста в странах Азии и послевоенной Европе произошло при заниженном курсе национальных валют.

Что еще определяет курс рубля помимо цен на нефть? Динамика валютной пары доллар-евро. Если курс доллара к евро растет — курс рубля падает. И наоборот. Доллар с конца января усилился к евро на 9-10%. И курс рубля тут как тут — упал с «рычагом».

Может быть, еще что-то в глобальных финансах прямо влияет на курс рубля? Да, конечно. У России более-менее свободный счет капитала. Мы — открытая экономика и один из «кусков» в портфеле глобальных активов. Деньги иностранцев приходят и уходят свободно.

Только традиционно это «горячие деньги», спекулятивные. Деньги, вложенные в рамках стратегии кэрри-трейд в расчете на высокий процент, сверхвысокие прибыли в валюте. До 50% торгов акциями на Московской бирже — это нерезиденты. К апрелю 2018 года больше 34% ОФЗ находились у иностранцев. Иностранных игроков очень много на валютном рынке, в деривативах.

Кэрри-трейд, большие спекулятивные игроки — это и есть пуповина, связывающая рубль со всем миром. Если приходит много горячих денег из-за границы, то рубль крепнет — его «относит» от нормы.

Но вот что-то случилось. Раздался крик: «Уходим!» Бегство капитала. И начинается падение рубля.

Санкционный триггер

Что же случилось в апреле-августе 2018 года? Грянул новый раунд санкций США. А в августе появилась угроза еще более сильных ограничительных мер. Каким был ответ «горячих денег»? «О, риски в России стали выше! Уходим!» — решили владельцы этих капиталов.

А что еще случилось? Пришла финансовая инфекция из Турции. И Россия, и Турция, и Бразилия, и Аргентина для глобальных инвесторов являются развивающимися рынками. И все хорошо знают, что, если пикирует Бразилия, будет падать и Россия. Именно поэтому инвесторы при коррекции индексов в одной из стран принимают решение уходить с развивающихся рынков.

Инвесторы от мала до велика это делают. Турецкая лира с конца января 2018 года обесценилась к доллару примерно на 60%. Бразильский реал — на 24%. Аргентинское песо снизилось на 50% с лишним, казахское тенге — на 10-12%.

Что впереди? Рубль — заведомо нестабильная валюта, и она полностью в объятиях нефти, доллара, кэрри-трейда и финансовых встрясок. Внутренняя экономика России рублю мало помогает. Наоборот, готовит его к будущим девальвациям.

Так что пока нас ожидает повторение пройденного: курс рубля будет меняться скачками. Главный тренд — на ослабление валюты, временами возможны некоторые отклонения — стабилизация и даже укрепление, которые могут вводить в заблуждение. А потом снова вниз. Жизнь по наклонной.

Источник

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*